Гроза немцев Николай Кокорин
Array
(
    [!SECTION_ID] => Array
        (
            [0] => 558
        )

)
1
1
Гроза немцев Николай Кокорин
Культура 05.08.2014 15:26 1720

125 лет исполнилось бы  нынче  герою первой мировой войны, полному Георгиевскому кавалеру, первому летчику - уроженцу Марийского края Николаю Кокорину, имя которого стоит в одном ряду с лучшими асами русской авиации того времени. У Покрышкина и Кожедуба были очень достойные предшественники.

"С грустью узнал о незаменимой потере для всей русской авиации - героической гибели в  неравном бою прапорщика Кокорина - грозы немцев", - так на смерть Николая Кокорина специальной телеграммой отозвался командующий военно-воздушными силами русской армии генерал Ткачев. Воздушный бой, который произошел 16 мая 1917 года действительно был неравным - на аэроплан Кокорина напало звено сразу из пяти немецких самолетов. Как сообщают источники, отчаянный прапорщик был смертельно ранен в грудь очередью из пулемета.

Оторваться от земли.

         Николай Кокорин для отечественной авиации личность известная. «Русский летчик, ас первой мировой войны»,- вот что сообщает о нем Википедия. Но мало кто даже в Марий Эл знает, что воздушный витязь, полный Георгиевский кавалер, герой многих газетных публикаций  того времени Николай Кокорин является уроженцем нашей республики. Забытая война, забытые герои. Родился Николай неподалеку от  села  Хлебниково Мари-Турекского района, здесь прошло его детство, хотя, как это нередко бывает, теперь «происхождение» воздушного аса у маритурекцев оспаривает Мытищенский район Московской области.

         В 1910 году в возрасте 21года он был призван на службу в армию, служил  в пехотном полку в минной роте, но затем жизнь сделала крутой поворот - толкового грамотного парня направили  на учёбу  в офицерскую школу авиации, сначала на курсы мотористов, а после его  многочисленных рапортов  - в  лётную школу. Смелость города берет.  Для простого деревенского паренька это была фантастическая карьера   - по тем временем авиаторы были не то что элитой, а суперэлитой  армии. На всю огромную империю насчитывалось всего несколько сотен летчиков, мальчишки из лучших аристократических домов  мечтали  о небе. Пожалуй, только армия давала смелому энергичному человеку из «низших слоев» шанс продвижения по службе, как сейчас говорят, возможность социального лифта.

На фронт.

         Учеба в авиашколе была завершена осенью 1914 года, сдав  экзамен, Кокорин получил диплом пилота-авиатора. В это время уже шла первая мировая война - использовав как повод  начавшуюся в России всеобщую мобилизацию, первого августа Германия объявила  войну Российской империи. Вскоре наши войска начали боевые действия в Восточной Пруссии. Так завертелась кровавая мясорубка первой мировой, которая продолжалась четыре года и унесла во всех странах - участницах жизни 22 миллионов человек.

         Естественно, сразу после выпуска  Кокорин оказался на фронте. Стране очень нужны были летчики, ведь на момент начала Первой мировой войны императорский военно-воздушный флот России был самым большим в мире  - в 39 авиаотрядах на вооружении находилось 244 самолета. Для сравнения - Германия на тот момент имела  232 аэроплана, Франция – 138, Англия – 56 самолетов, Австро-Венгрия - порядка 30.  Недостаточное собственное производство  в России возмещали закупками за границей.  Такое положение дел,  судя по всему, было связано с настойчивым лоббированием  своих интересов иностранными производителями, ведь поставки из-за границы осуществлялись с большими перебоями, а после сражения под Верденом вовсе резко сократились. Всего же до  ноября 1916 года из-за границы было получено 883 самолета и 2326 двигателей. Львиная доля закупок производилась во Франции - оттуда «родом» 65% импортных самолетов и 90% моторов.

          Поэтому воевать русским летчикам приходилась, главным образом,  на иностранных аэропланах, хотя  к 1914году в государстве уже  имелось семь собственных авиазаводов, а в ходе войны  построено еще пять.  Россия была единственной страной, уже в начале войны имевшей  бомбардировочную авиацию дальнего действия – воздушные корабли «Илья Муромец», созданные в лаборатории при Русско-Балтийском заводе во главе с И. И. Сикорским. Ситуация начала поправляться только летом 1916 года, когда государство выделило  средства для централизованных закупок отечественной продукции. 

Булыжником по аэроплану.

         Первое время авиация использовалась, главным образом, для разведки и бомбометания. Ну а между собой, встретившись в небе, вражеские летчики  воевали совершенно  экзотическими методами, поскольку на аэропланах не было встроенного бортового оружия.  Палили друг в друга из пистолетов и карабинов. На полном серьезе давались  рекомендации вроде этой: «заметив самолет противника, полететь к нему навстречу и, пролетая над ним, сбросить на него снаряд сверху». «Снарядом»  служили дротики, гири или просто обрезки металла, булыжники, которыми старались вывести из строя  самолет или  пилота. Предлагалось также «искусным маневром вблизи летящего самолета образовать воздушные вихри, грозящие ему катастрофой». В первых воздушных боях активно использовались и тараны - колесами собственной машины летчики старались  поломать крылья самолета противника. Кстати, впервые таран  применил русский ас, автор «мертвой петли» Петр Нестеров. Немца он действительно завалил, но и сам погиб.

Грудь в крестах.

         Боевая служба Николая Кирилловича в авиации складывалась более чем успешно. Воевать он начал в звании унтер - офицера на Северо - Западном фронте в составе четвертого авиационного отряда. За смелые полеты в тыл противника  неоднократно был отмечен командованием. Первую награду - Георгиевский крест 4-й степени  Кокорин получил уже в марте 1915 года - «за отличие во время воздушной разведки», а к апрелю следующего  он уже был полным Георгиевским кавалером!!!  Свой последний «Георгий» первой - самой высокой степени прапорщик получил в июне 1916 года  «за боевые разведки тыла противника и бои с немецкими самолетами в течение апреля месяца 1916г., и за то, что 20-го марта сего года летчиком Кокориным был совершен полет в  Свенцяны для обследования тыла противника. Во время всего полета над расположением противника (более 100 верст) был обстреливаем сосредоточенным огнем его артиллерии, снарядами которой сделано 7 пробоин в аппарате и сломан лонжерон крыла, но, несмотря на это, мужественно выполнил свою задачу, дал возможность своему наблюдателю подробно обследовать тыл противника и, кроме того, сам лично, несмотря на особенно сильный огонь над Свенцянами, заметил узкоколейную железную дорогу противника, снизился и убедившись в этом точно, определил ее направление».

«Георгий» высокой пробы.

         Георгиевский крест в то время являлся высшей государственной наградой для  нижних чинов - солдат и унтер-офицеров, присуждали его  исключительно за боевые заслуги.  Носили награду на ленте георгиевских цветов. С  1856 года царским указом знак отличия Военного ордена святого Георгия был разделен на четыре степени. Первая и вторая  чеканились из золота,  третья и четвертая - из серебра, и только в 1916 году в обнищавшей стране перешли на изготовление наград из желтого и белого металла.  В 1913 году орден святого Георгия  официально стал  называться Георгиевским крестом. Новый статут ввел пожизненные денежные поощрения для кавалеров Георгиевского креста: за четвертую степень — 36 рублей, за третью  — 60, за вторую степень — 96, за первую степень — 120 рублей.

Боевой счет.

         Вначале Николай летал на "Ньюпоре", в 1915 году пересел на другой французский самолет - "Моран". Для этого в школе авиации Императорского Московского общества воздухоплавания ему пришлось пройти, как сейчас бы сказали,  курсы повышения квалификации - там русские летчики осваивали  поступающие на вооружение  новые скоростные летательные аппараты.  Подучившись, с  августа 1915 года Кокорин вновь на передовой, его отряд вошел в первую боевую группу Юго-Западного фронта, где  Николай показал себя отчаянным летчиком - истребителем.  14 ноября, атакуя сверху немецкий аэроплан, он вынудил его совершить посадку в расположении наших войск.  20 декабря летчик из пулемета поразил экипаж  немецкого самолета, вылетевшего на перехват русской авиагруппы. За этот бой он получил Орден Святого Георгия Победоносца.  Награды  не обходили  геройского летчика стороной  - помимо полного Георгиевского банта он был награжден орденами святой Анны и Станислава.

         В марте 1917 года Николай Кокорин, уже в звании прапорщика, получил новейший французский истребитель "Спад". На этой машине он продолжил счет своих побед. Второго апреля в районе города Козова им был уничтожен немецкий самолет "Альбатрос" с мотором "Мерседес". 12 мая после атаки Кокорина на землю рухнул еще один двухместный самолет противника. Летчик и наблюдатель были убиты в воздухе. В общей сложности на боевом счету русского аса пять сбитых в боях вражеских самолетов.

         Но и сам он вскоре, лишь на днях отметив свой 28-й день рождения, погиб в бою неподалеку от местечка Подгайцы в Карпатах.  Талантливому летчику посмертно присвоено звание подпоручика. Офицерский чин дал ему право быть захороненным на своей родине - гроб с телом героя доставили в село Хлебниково  и погребли на церковном кладбище. В годы советской власти могила пребывала в забвении, но затем земляки привели ее в порядок и установили новый памятник. Богатый материал о судьбе Николая Кокорина собран в районном краеведческом музее.

Комментарии (1)

   
Ирина
0 0
Что там оспаривают Мытищи?
Он наш родственник, родился в деревне Лом, брат моего прадеда. И похоронен он возле церкви в Хлебниково. Тут и оспаривать то нечего..
17.09.2017 13:01 Ответить
Загрузка...

Коротко


Архив материалов

Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
         
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Новости компаний

Больше новостей
bool(true)