Дмитрий Вязников: «У меня и моей семьи весь санаторий здесь»
Array
(
    [!SECTION_ID] => Array
        (
            [0] => 558
        )

)
1
1
Личное дело №53 / Дмитрий Вязников: «У меня и моей семьи весь санаторий здесь»
Люди и судьбы 10.10.2018 11:40 270

  • Родился в 1965 г., станция Юдино Зеленодольского района, Татарстан.
  • Окончил среднюю школу, профессиональные курсы. Электрогазосварщик пятого разряда.
  • Женат, три сына.
Во время выпускных экзаменов в школе у меня умер отец. Мы с мамой остались вдвоем. Я сходил в армию, вернулся и задумался, что делать. Вроде курс в институте проучился, но чувствую, мама нас не вытянет. Решил для себя – лучше быть хорошим рабочим, чем посредственным инженером. И пошел работать туда, где работал раньше папа, в «Марсельхозмонтаж». Мы ремонтировали коровники, свинарники, телятники, откормочники, бункера, дома жилые. Мама, конечно, переживала, что я бросил вуз, но зато с первой моей зарплаты мы смогли купить новый телевизор. Я пришел без навыков работы, но бригада быстро научила, что нельзя сачковать: «Не умеешь, иди, сейчас покажем». Раньше было проще, от организации посылали в учебные комбинаты. Сначала меня выучили на оператора пистолета ПЦ-52-1 гвоздями в стенку стрелять. Да, такие курсы были, и корочку давали! Через два месяца отправили на курсы газорезчиков. Потом на водителя выучили, даже до второго класса, права категорий B, C, D. Научили сварке. Послали учиться на газоснабжение всех давлений, и начал работать на газомагистралях. У меня объект был такой объемный в конце 90-х – проводили газ в деревню Юркино напротив аэропорта. Около четырех километров труб мне варить пришлось. Объемы работ посчитать трудно. Например, когда строили теплицы для одного предприятия, на один гектар уходило 30 километров труб, а сварочные стыки исчислялись сотнями.

Все говорят, что я лентяй. Но начальство говорит, что это в положительном смысле слова. То есть, прежде чем делать, человек подумает, сделает стопроцентную комплектацию, потом только приступит к работе. А есть такие – ай, давай быстрее! Потом этого не хватает, здесь неправильно сварили, и в результате ничего не работает. Если мне дают задание, потом к нему возвращаться или переделывать уже не нужно. Так и зарабатывается профессиональный авторитет. В 2000 году меня пригласили на Марийский пивзавод. Три года, можно сказать, оттуда сутками не вылезал, сварочных работ очень много было, все оборудование устанавливали. Варили трубопроводы, по которым пиво идет. Требуется высокое качество, ведь если стык порвется, то тонны продукта утекут. Показал, что газосваркой можно варить пищевую нержавейку. Там вообще особые требования к сварочному стыку. Если изнутри какая-то шишечка будет, начнет накапливаться пивной камень, так как по трубе идет продукт брожения. Шов должен быть идеальный. А в 2003 году меня переманили в «Марийхимчистку». Тогда оборудование и магистрали предприятия были в запущенном состоянии, все пришлось переделывать. До сей поры работаю там электрогазосварщиком с исполнением обязанностей снабженца, комлектовщика, проектировщика, водителя, слесаря-ремонтника. Еще довелось мне поработать на Кипре, в автосервисе крупного транспортного предприятия. Туда тоже пригласили по рекомендации. Понравилось, что хозяин автосервиса вместе со мной по уши в мазуте был – и гайки крутил, и варил, и резал. И генеральный директор этого предприятия, когда мы не успевали, садился за автокран и нам подавал изделия на установку. Они работы не боятся.

Мне было пять лет, когда отец дал в руки удочку. Он и рыбак, и охотник. Но не могу я стрелять в зверей, зато рыбалка стала увлечением на всю жизнь. Маленьким втихаря убегал из дома на Кокшагу. Мама думала, что во дворе гуляю, а я рыбу ловлю. Родители боялись одного отпускать, тогда берега неотделанные были, глина сплошь, подскользнись, и под воду уйдешь. В 12 лет папа взял меня впервые на зимнюю рыбалку. Побаивался, что замерзну, стану пищать. Но нет, я потом его теребить начал, когда снова поедем. В наследство от него осталась лодка моторная, домик в Кокшайске. Я там купил потом домик побольше, лодку другую. Жена Наталья со мной рыбачит. Научил ее, как правильно судака и окуня зимой ловить, так она, бывало, и меня облавливала. У каждого рыбака свои рекорды есть. Мы с моим дядькой умудрились на Ветлуге поймать по 30 килограммов окуня. Как-то вытащил щуку весом 15,8 килограмма, из головы чучело сделал. Сома поймал на 23 килограмма, выше меня, если поднять в рост. Когда улов хороший получается, через полчаса об этом уже полгорода знает. Улов – это, скорее всего, удача. Один товарищ высказался: «Ты, наверное, душу Нептуну продал, тебе такие рыбы крупные попадаются». Наш рыбацкий «Шанхай», лодочная база, – целое сообщество. Лет по 15-20 друг друга знаем. У многих дети маленькие были, на глазах выросли, уже своих детей привозят на Волгу. У нас там вечерние посиделки с песнями. Байки свои, конечно, рассказываем. Я уже, наверное, с 1980-х годов все отпуска провожу в Кокшайске. Мне не нужны никакие путевки никуда. У меня и моей семьи весь санаторий здесь.

Комментарии (0)

   
Загрузка...

Коротко


Архив материалов

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     
14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Новости компаний

Больше новостей
bool(true)