Array
(
    [!SECTION_ID] => Array
        (
            [0] => 558
        )

)
1
1
Служит России рядовая Березина
Люди и судьбы 22.02.2007 23:00 191

“Под звуки канонады пишу тебе эту весточку. Находимся в 2 км от Грозного, штурмуют его уже с 16 января, очень много раненых, успеваем обрабатывать и эвакуировать. Столько боли и крови не видела в первую Чечню. И смертей тоже. Скоро должны нас заменить, осталась одна неделя, но она кажется вечностью в этом аду. Уже силы постепенно иссякают, но надо держаться”. Это строки из письма старшей операционной сестры медицинского отряда спецназначения (МОСН) Лидии Березиной. Она написала его сестре во время нашей встречи в январе 2000 года в Ханкале. Тогда для разговора у нас было всего лишь несколько минут. Но и их хватило, чтобы проникнуться глубоким уважением к женщине, за плечами у которой и первая “чеченская”, и Абхазия, и Дагестан, а значит, сотни спасенных жизней
наших солдат и офицеров.

Судьбу решил  счастливый случай

В детстве Лидочка - хорошистка и активистка Токтайбелякской школы даже и не помышляла о медицинской профессии, в мечтах видела себя педагогом. Но после восьмого класса за компанию с подружками подала документы в Йошкар-Олинское медучилище. И поступила, а они - нет.
Вот так неожиданно определилась ее дальнейшая профессия, без которой она не мыслит себя до сих пор. В свое время даже выдержала экзамены в Куйбышевском мединституте. Но на семейном совете родные решили: их Лидочке, только что вышедшей замуж, следует отправиться не в Куйбышев, а в Германию, где живет и служит молодой муж (тогда еще старший лейтенант, выпускник Ульяновского танкового училища).
Жизнь офицерской семьи Березиных похожа на судьбы тысяч других, мотавшихся из одного конца страны в другой, из гарнизона - в гарнизон. Мужья получали новые должности, звания, а их жены рожали и воспитывали детей. На каждом новом месте, порой из ничего, создавали домашний уют.

“Похоронки”  шли каждый день

Германия, Дальний Восток, Самарская область. Военная карьера мужа шла своим чередом. Лидия Петровна, работавшая в госпиталях и больницах медсестрой, и двое их детей всегда были с ним рядом. До декабря 1994 года.
- Полк подняли по тревоге. Мы еще не знали, куда отправляют, но, глядя на бесконечную танковую колонну, почему-то было уже страшно, - рассказывает Лидия Петровна.
Их мужей почти сразу бросили в Грозный. И тогда же в Черноречье, под Самару, стали приходить “похоронки”. “Не поверите, почти каждый день везли кого-нибудь на кладбище, - продолжает моя собеседница. - Горе сплотило нас”. Тягостная атмосфера ощущалась даже в детском саду и школе. Почти у всех детей отцы были “там”.
Березиным повезло, их глава семьи из того ада вернулся живым. И почти сразу ему пришлось уехать на несколько месяцев в Забайкалье. Когда он вернулся, узнал, что жена - в Грозном.

Раны “шили”, как на швейной машинке

В июле 1995 года по Приволжскому округу собирали медицинскую бригаду на замену Ростовскому МОСН, базировавшемуся в грозненском аэропорту Северный. Лидии Березиной настоятельно предложили поехать операционной сестрой. На обдумывание дали пару часов. Решение ей пришлось принимать самостоятельно. И она не смогла отказаться.
Через два часа после приземления в Северном вновь прибывшие медики уже встали к операционным столам. И началась череда напряженных дней.
Вертолеты с “грузами” приземлялись тут же: груз 300 (тяжелораненый), 100 (легкораненый), скорбный - 200. Работали как на автомате. Жизнь порой зависела от нескольких минут, потерять которые на размышления медики не имели права.
- Пулевые, осколочные ранения - это всегда большие потери крови. Но у нас были лучшие хирурги, многие из них прошли Афганистан, сами были ранены, - рассказывает Лидия Петровна. - С ними легко работалось, они “шили”, как на швейной машинке.
Потом медики подсчитали, что за полтора месяца выполнили пятилетнюю мирную “норму”! Еще бы, в дни “заварухи” по 16 операций в день выполняли.
А рабочих рук не хватало, после суточного дежурства вместо отдыха вручную обрабатывали инструменты и белье, обычными ножницами резали километровые марлевые рулоны на салфетки и так далее.
“Всего и не вспомнить сейчас, - стараясь быть спокойной, говорит Березина. - Жили как во сне”. Все эти месяцы они не имели права выходить за огороженную колючей проволокой и охраняемую территорию. Впрочем, даже если и выдавался порой лишний часок отдыха, не находилось охотников рисковать. “На Старопромысловском рынке, - добавляет Лидия Петровна, - наших расстреливали в упор”.
И все же к громадным нагрузкам, скудной еде, перебоям с водой они постепенно привыкли. Но так и не смогли научиться спокойно воспринимать чужие боль и страдания.

“Сестричка, воды”

С той войны ее встретили всем домом. Правда, в армии к тому времени уже начались задержки с зарплатой. И хотя многие друзья-знакомые сами сидели без денег, но скинулись всем миром для Березиных, чтобы хватило и на лекарства мужу (он тогда лежал в кардиологическом отделении госпиталя - тяжело ему далась боевая командировка жены), и Лидии с детьми (приехала-то она без денег).
Впрочем, никто и предположить не мог, что для нее это только начало. В конце 1997 года в группе экстренной медицинской помощи она оказалась в составе миротворческих сил в Абхазии. “Там легче было. Мы в основном лечили местных жителей. Свои-то специалисты у них все разбежались”, - продолжает Лидия Петровна.
Избитая фраза: у войны не женское лицо - на самом деле так далека от действительности. Вот сидит передо мной симпатичная женщина, с веселыми глазами и доброй улыбкой. У нее самая мирная профессия, но пришла пора - и она решилась. “Да, решиться всегда трудно. Тяжело убедить родных или пойти против их воли, но потом уже некогда рассуждать, - говорит Лидия Петровна. - К сожалению, ни одна война не обходится без женщин”.
Во все времена раненые называют их нежно “сестричками”. И сестрички, падая с ног от усталости, лечили, бинтовали, успокаивали. И вселяли надежду, пусть самую малую, призрачную, но только чтобы помочь выкарабкаться, остаться в живых. Именно поэтому она вновь оказалась на войне, хотя муж к тому времени уже уволился из армии.

Кровавая дорога

В Ханкалу их отряд попал из Дагестана, куда прибыл осенью 1999 года. 26 декабря для Березиной началась вторая “чеченская” кампания. Опять - грязь, кровь, боль, страдания.
“Кровавая дорога тянулась к нам из Грозного, - продолжает она. - В основном поступали солдаты и офицеры 506-го, рядом располагавшегося полка”.
Вот когда понимаешь избитое словосочетание “до последней капли крови”. Но в МОСН кровь считали литрами. Здоровые бойцы того же полка по 10 литров в день сдавали, а уж сколько ее раненые потеряли - и не сосчитать.
Однажды, взглянув на только что привезенного, опытная сестра подумала: “Не жилец”. “У нас же ни УЗИ, ни рентгена не было, только примитивная диагностика, - продолжает Лидия Петровна. - Полагались в основном на интуицию”. Пока хирург с сестрой безуспешно искали повреждение, анастезиолог упорно поддерживал жизнь в истекающем кровью теле. Под операционным столом собралось уже два ведра жидкости, а он все твердил: “Ищите!” И спасли-таки парня. Как и другого, у которого пуля перебила сонную артерию. Сослуживец зажал ее кулаком и держал всю дорогу до МОСН. Едва успел довезти, в раненом оставалось жизни на несколько минут. Но и его вытянули с того света, прямо на носилках.
Сколько их прошло через руки медиков! Они боролись за каждого. И порою смерть стояла совсем рядом. Был случай, когда довелось им оперировать офицера, у которого в бедре застряла головка от снаряда. Пришлось сначала минеров вызвать. К счастью, все обошлось.

И на войне она - женщина

Сейчас Лидия Петровна не представляет, как они выдержали два с половиной месяца в том грохоте, адском напряжении, в море крови и боли. Женщинам никто не делал скидок, они работали наравне с мужчинами. Но, в отличие от многих из них, не замкнулись, не ожесточились.
Еще в первую нашу встречу там, в Чечне, я обратила внимание, какой женственной остается Лидия Петровна даже в военной форме, как часто у нее наворачивались слезы на глаза, когда говорила о своей работе. Такой же она осталась и сегодня: милой, заботливой матерью и женой.
Вот только не любит вспоминать о войне. И свою награду - медаль ордена “За заслуги перед Отечеством” II степени надевала один раз, в день ее вручения.
Сегодня она продолжает служить в медсанбате, но уже здесь, в родной республике. А совсем недавно случай свел ее с Татьяной Поповой и Светланой Даниловой, которые так же, как она, служили в Чечне.
Так кто сказал, что у войны не женское лицо?

НатальЯ КУЛИШОВА.

Комментарии (0)

Оставьте свой комментарий


CAPTCHA

Коротко


Архив материалов

Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
         
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Новости компаний

Больше новостей
bool(true)