Как внук писаря Красной Армии «тайны» двух семей открыл и решил памятник построить
Array
(
    [!SECTION_ID] => Array
        (
            [0] => 558
        )

)
1
1
Память, не стертая жерновами / Как внук писаря Красной Армии «тайны» двух семей открыл и решил памятник построить
Марий Эл 21.11.2018 08:01 373

Жители Марий Эл собирают средства на памятник жертвам репрессий 1930-х годов, который установят в деревне Большой Шоръял - на родине главного юрисконсульта Министерства автомобильной промышленности СССР Василия Дмитриева.

Красноармеец-кулак

Сбором средств занимается автор идеи Юрий Петров. Вот уже три года, как он собирает информацию о своем репрессированном деде Петре Яйцове. Сидит в архивах, встречается с родственниками, вскрывает неизвестные ранее страницы.

- Мой дед - Яйцов Петр Николаевич был раскулачен, репрессирован и расстрелян в 1930 году, - рассказывает Юрий Захарович. – До революции он работал на почте в Морках, затем в Козьмодемьянском уезде, а в феврале 1917 года был призван в армию. Служил в Казани в марийском национальном отделении Красной Армии писарем. Был ранен. В мае следующего года создал первый в Моркинском кантоне сельский совет. А спустя шесть лет представлял кантон на сельскохозяйственной выставке на ВДНХ вместе, например, с Валерианом Васильевым (основоположником марийского языкознания, именем которого назван Марийский научно-исследовательский институт. – авт.).

По словам Петрова, эти факты он отыскал в Государственном архиве РМЭ и ФСБ. Многие годы они были скрыты.

- Я помню слезы матери, ее воспоминания об аресте ее отца – моего деда. Его увели, и больше она о нем ничего не знала, - с горечью говорит Петров. – Будь мама сейчас жива, я бы все, что узнал, ей рассказал.

DSC_6376.JPG

Юрий Петров.

20181119_105404.jpg

Копия описи имущества гражданина села Семисола Петра Яйцова. 6 марта 1930 года. Предоставлена внуком Петра Яйцова Юрием Петровым. Любопытный факт: наряду с постройками, домашними животными, утварью и личными вещами была описана семейная библиотека в 130 книг, которую оценили в 25 рублей. Столько стоила, например, баня или пять овец.


Из Морков на самолете

Изучая архивы, Юрий Петров открыл для себя имя Василия Дмитриева. Впервые, рассказывает, услышал о земляке еще в 2011 году от родственников и заслуженного юриста Марий Эл Леонида Кугергина, когда в Большом Шоръяле отмечался День деревни. И выяснил, что человек был высокого полета.

- Дмитриев окончил два факультета МГУ в Москве – рабфак и юрфак, - рассказывает Юрий Захарович. - В 1926 году наш председатель облисполкома Петров Иван Петрович взял его юристом в Представительство Марийской автономной области при ВЦИК, где позже он стал заместителем председателя. Это он 6 ноября 1927 года, когда в Корте встречали первый для марийской столицы поезд, представлял ВЦИК. А год спустя приезжал в Шоръял к родителям на праздник Сурем (Петров день), и несколько часов он – человек из Москвы выступал перед народом: ни радио, ни уж тем более телевидения тогда ведь не было.

По словам Петрова, Дмитриев подарил в тот приезд отцу костюм-тройку, а матери – большой платок. Платок до сих пор хранится у дочери родной сестры Василия Дмитриева - Людмилы Николаевны Черняевой. Любопытно, но в памяти людей осталось, как Дмитриев покидал Шаръял: до Морков на тарантасе его отвез отец, а туда за ним прилетал легкомоторный самолет.

Однако спустя всего два года семью раскулачили. В первый раз Дмитриев родителей защитил, во второй – не смог и, лишившись работы во ВЦИК, ушел на автомобильное предприятие, где… начался его рост до должности главного юрисконсульта Министерства автомобильной промышленности СССР.

семья Дмитриева.jpg

Семья Василия Дмитриева.


Администрация дала добро

- Меня, как внука кулака, как сына, видевшего слезы матери, и как человека, желающего, чтобы никогда не повторился тот ужас, то страшное и дикое время репрессий, и подвигло установить памятник, - говорит Юрий Петров. – Он будет посвящен всем репрессированным людям Моркинского района.

На установку стелы памяти жертв репрессий в деревне Большой Шаръял есть решение администрации Семисолинского сельского поселения.

Эскиз стелы Петрову помогли нарисовать студенты Художественного училища. А идея разместить на стеле жернова мельницы, которые олицетворяют перемалывающие людей как зерно жернова репрессий, принадлежит, по словам Петрова, заслуженному художнику России Ивану Ямбердову. Жернова будут находиться в нижней части памятника, здесь же разместится мемориальная доска всем репрессированным. Памятную доску Василию Дмитриеву расположат в верхней части.

20181119_105431.jpg

На сегодня залит основательный фундамент будущей стелы – около 120 см в глубину. Сам памятник будет 2,5 метра высотой. Собраны на строительство 17 тысяч рублей - помогли руководители частных фирм Моркинского района и родственники репрессированных. Кирпичи на сумму 9000 рублей обещал привезти предприниматель Сергей Ильин. По подсчетам автора идеи, весь памятник с благоустройством территории обойдется в 50 с лишним тысяч рублей.

- Эти деньги - чисто народные пожертвования, а мой труд – мой долг, - говорит Петров. – Для меня важно памятник построить и сохранить память для будущего поколения. В нашей деревне 50 лет назад 80 домов было, люди до 70 коров пасли, колхоз-миллионер «Большевик» работал. Сейчас 26 жилых домов осталось и только пять коров. Деревня исчезнет, мы уйдем, а память о людях останется.


Комментарии (0)

   
Загрузка...

Коротко

Новости компаний

Больше новостей
bool(true)