Чекасин. Секреты жанра
Array
(
    [!SECTION_ID] => Array
        (
            [0] => 558
        )

)
1
1
Чекасин. Секреты жанра
Культура 01.06.2018 12:49 572

Иногда одна жизнь способна высветить любопытнейшие моменты бытия целой страны. Александр Чекасин кому-то известен как художник, кто-то знает такого музыканта, с кем-то ему довелось поработать на заводе, в общем, человек разноплановый.

Рожденный со Сталиным

- Александр Сергеевич, родиться в один день с Иосифом Виссарионовичем, вам, наверное, в свое время многие завидовали?

- Мой день рождения спас отца от срока. Он воевал, и его сняли с Московского фронта, отправили работать на «Уралмаш», потом перевели в Нытву на металлургический завод. Был 1946 год, мне год исполнился. Рабочие папу очень любили и уважили. И сделали деревянную лошадку мне в подарок. А на папу донесли. Был суд, оправдалось все это дело тем, что я родился в один день со Сталиным. Удалось повернуть историю так, что это не хищение деревяшек, а дань уважения вождю.

- В Йошкар-Олу переехали тоже из-за папиной работы?

- Да, в 1950 году папу перевели на ММЗ, заместителем директора. Перебирались сюда мы так: я, бабушка и старшая сестра – в товарном вагоне. Вместе с нами и корова наша Зорька. В Йошкар-Оле тогда многие живность держали. Где театр им. Шкетана сейчас, конюшни были, а рядом, где Пушкина, 15, бараки деревянные стояли, сараи. В бараки заселяли сотрудников ММЗ, а в сараях у нас куры были, у кого-то индюки.

Завод тогда назывался «Почтовый ящик 42». Потом его «Седьмой» начали называть.

Ранец против рогатки

- Чем вам особенно памятно то время?

- В Йошкар-Оле работали пленные немцы. Строили дом на Пушкина, 18. Кранов тогда никаких не было. Наверх стройматериалы возили по доскам на тачках. К немцам раз в квартал приезжала французская машина «Красный крест». Привозили медикаменты, еду и товары. Горожане ходили к машине за этими товарами, тарелки скупали, вилки-ложки трофейные немецкие.

- Как вы относились к пленным?

 - Для нас, пацанов, это были враги. Работают они на стройке, а мы залезаем в соседний подвал, и давай из рогаток по немцам стрелять: «Фашисты, фашисты!» Одному так, видимо, влепили, что заплакал. Был там по-русски говорящий немец, он нам: «Мы не СС, мы не СС! Я рабочий». И чтоб мы больше не расстреливали их из рогаток, он отдал мне ранец, мохнатый, рыжий такой, из шкуры коровы сделан. Я, повзрослев, на охоту с ним ходил.

- Они могли свободно перемещаться по городу?

- Нет, их водили на работу и с работы строем. В 1953 году пленных амнистировали. Помню, по обе стороны улицы Советской выстроились солдаты с винтовками. Немцев построили у Первой аптеки в шеренгу по шесть человек и повели по булыжной мостовой в сторону вокзала, где стоял состав из товарных вагонов.

Самолетом на танцы

- Улица Советская тогда булыжником была выложена?

- И улица Волкова тоже. А вот на Пушкина торцовка была - это распиленные бревна, уложенные как брусчатка. Немцы делали, и, надо сказать, идеально было выполнено. Бревна от колес потемнели, хотя, транспорта не так и много было. По городу ходил всего один автобус – маршрут №1 «Аптека-Вокзал». А чтобы попасть в районы, например, в Оршанку, люди садились на бортовую машину ЗИС-5.

- Насколько я знаю, дорог в республике практически не было, до районов добирались чаще самолетами?

- Все верно. Я первый раз полетел с отцом в Козьмодемьянск в 1953 году. Это был самолет ПО-2, как в фильме «Небесный тихоход». Волгу мы два раза пытались перелететь, сил не хватало у самолета против ветра. Потом летчик набрал высоту и спикировал на другую сторону реки. А позже, в классе 7-8, мы на самолете с друзьями летали к нашим девушкам на танцы в Пектубаево.

- Самолеты произвели на вас в том возрасте большое впечатление?

- Не то слово! Я впоследствии поступил в Иркутское военное авиационно-техническое училище, правда, на техническую специальность. Но не только это повлияло на выбор. Я ж собирался в Суриковское училище поступать, рисовал хорошо. Но к нам приехал двоюродный брат, офицер. Куда с ним ни пойдем, девушки на его форму заглядываются, глаз не сводят! Какое художественное училище после этого?

Китай в печень

- Но вы ведь так и не служили в армии, как кадровый офицер, почему? 

- Мы учебу уже закончили, лейтенантские звания получили, но еще не распределены были по частям, когда случился конфликт с китайцами на Даманском. (Вооруженное столкновение на границе СССР и КНР в марте 1969 года в районе острова Даманский – прим. ред.). Когда началась эта заваруха, через Иркутск шли войска, на Байкал прибыли установки «Град». Китайцы уже захватили остров, многих наших пограничников поубивали. А нам надо было сделать аэрофотосъемку с самолета. Летим, и в нас попали, перебили пневмошланг. Летчик, капитан Ушаков, решил не катапультироваться и посадил самолет, но очень плохо. Звездно-солнечный ориентатор, прибор такой, со скоб сорвался, вылетел и как дал мне! Сильный удар получил в печень. У летчика ключица и рука в двух местах переломаны были.

Scan10006.JPG

Из самолета меня доставали, врач говорит: «Да на нем лица нету!» Я вскинулся: «Как лица нету?!», за лицо-то хвать, а там кровь. Так, царапины были, но у меня с испуга еще и голос отнялся. Позже в Читу направили, в госпиталь. Привезли на вокзал, генералу, начальнику училища говорят: «Лейтенант Чекасин уже заговорил, он у нас еще и запоет скоро, чего делать будем?». «Давайте уж, везите, а то вдруг снова голос потеряет», - рассмеялся генерал.

А потом меня комиссовали. Приехал в Йошкар-Олу, пошел в РМТ, чтобы получить гражданский диплом. Направили на ММЗ регулировщиком.

В самодеятельность за самодеятельность

- Ваш отец занимал руководящую должность, а вы пошли простым рабочим?

- И не жалею об этом. Я довольно быстро перевелся на «горячую сетку». Это секретный цех. Работали в экранированном помещении, без геомагнитных полей, дневного света, чтобы никто не прослушал секретную частоту. Платили в 1970-е годы очень хорошо. Супруга у меня бухгалтером получала 85 рублей, папа – замдиректора – 225 руб., у директора завода 350 оклад был, я получал 500, а лекальщики, расточники еще больше зарабатывали.

с отцом в училище.JPG

- А помимо работы чем занимались?

- Я без отрыва от производства окончил музыкальное училище. В 1971 году я, Коля Ромашов - директор музыкальной школы сейчас, Леня Токарев - один из лучших барабанщиков, Чарский, – мы все пели в церкви в Семеновке.

- В те времена и в церкви?

- Интересно нам было акапельное пение. Мы музыкально образованы уже были, но со старославянским текстом незнакомы. Скажем, «море виде и побеже», к батюшке приходим и спрашиваем: «Чего мы такое спели: «Море увидел и побежал?» Оказывается, любовь увидел и приблизился к ней! Ученические нам по 30 рублей платили в месяц. Когда на клирос встали, по 60 стали получать.

И вот пришла бумага на завод от уполномоченного представителя министра по церковным делам тов. Савельева, что такие-то поют в церкви. Доносчиком оказался церковный староста. В цехе собрание, 700 человек. Вначале разбор дефектов, планы, заказы, расценки, а в конце повестки – мое персональное дело.

«Участвовал в хоре?» – «Участвовал». «А платили вам?» – «Нет». «Ну ладно, это уже лучше. Александр, вы знаете, что бога-то ведь нет», - в зале тишина настала. «Спасибо, - говорю, - обрадовали, я ведь и не знал». Все как грохнули. «Ну что с ним поделать? Будешь художественную самодеятельность в цехе поднимать».

- Вы на пенсии, но с картинами и музыкой не расстаетесь?

- Выступаю, рисую. Но лето подходит, а летом я все бросаю, потому что сад-огород. Потом грибы начнутся, жду - не дождусь. На свежем воздухе, да в сосновом бору, все отходит, болячки отпускают и душа отдыхает.

Scan10005.JPG

Читайте также

Комментарии (0)

   
Загрузка...

Коротко


Архив материалов

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Новости компаний

Больше новостей
bool(true)