23 июня 2018, суббота
Йошкар-Ола, +11o C
USD ЦБ РФ, 23/06 63,2396 , EUR ЦБ РФ, 23/06 73,7247
Array
(
    [!SECTION_ID] => Array
        (
            [0] => 558
        )

)
1
1
90-летняя баба Паня из Марий Эл не признает социальных работников и успешно реализует продовольственную программу (5 ФОТО)
Люди и судьбы 17.10.2017 14:35 2297

 А еще она главный летописец своего села


Недавно был в гостях в селе Салтакъял Куженерского района Марий Эл у одной старушки. Выяснилось, что она не признает социальных работников и успешно реализует продовольственную программу, хотя Прасковье Веденькиной 10 октября исполнилось уже 90 лет. Правда, фактически она появилась на свет на четыре дня раньше, но записали тем днем, в который родители добрались до сельсовета - тогда это была обычная практика.

Джуля, Борька, полтора десятка хохлаток

Прасковья Емельяновна, несмотря на возраст, держит хозяйство: полтора десятка кур, петух, сторожевой пес Джуля и уже приличных размеров поросенок (было два - одного отправили на мясо), и вот загорелась старушка желанием показать журналисту свою скотину. С курами все прошло нормально, а вот Борька, не будь дурак, выскочил из хлева и дал деру - ушло немало времени, прежде чем мы сумели загнать его обратно, но в том, что бабуля находится в хорошей физической форме, я убедился.

Предсказал свою смерть

А перед этим приключением мы сидим с ней в хорошо протопленной деревенской избе и ведем неспешные разговоры о былом. - Родители у меня были люди грамотные, - рассказывает бабушка, - особенно папа Емельян Алексеевич, вот только жизнь у него оказалась короткой. Погиб на фронте в 1942 году, взрывом оторвало ногу, да так и истек кровью в полевом госпитале. Дома успели получить от него всего одно письмо: рассказал о нелегкой окопной жизни и о предчувствии скорой смерти – писал, что случится это утром. Так все оно и произошло.

Лошадь реквизировали, сено забрали

А в деревеньке Шурга осталась мать - одна с шестерыми ребятишками, что называется, мал, мала меньше. Хлебнули лиха, говорит бабушка Прасковья, я хоть и маленькая была, но все помню. Нас и так орава голодных ртов, а тут еще лошадку реквизировали для фронта. Сильно выручал мерин Васька, но приехали чужие мужики на «Студебеккере» погрузили конягу и были таковы. А семье те же дрова из леса пришлось возить зимой на санках.
Бывало, обижали люди вдовью семью: один раз пала у них корова, так пока мать с работы до дома добралась, животинку разделали и мясо растащили по домам. А потом еще и сено конфисковали для колхозного стада – зачем, мол, оно вам, все равно коровы нет. А они это сено по клочку собирали – иду я из школы, вспоминает Прасковья, обязательно по пути надеру охапку травы как можно больше и тащу ее домой – надо же было как-то выживать.

В органы за кружку зерна

Ели все подряд: траву, илим, корешки, зимой из-под снега выкапывали замерзшую картошку – ту, что в колхозе вовремя не смогли убрать. Круглый год носили самодельную домотканую одежку и лапти, маленькая Паша научилась плести эту незамысловатую обувку. А времена были суровые, даже, чтобы надрать лыка, требовался специальный билет, иначе штраф. В колхозе однажды, когда люди совсем уж оголодали, выдали в счет зарплаты по кружке(!) зерна на человека, так приехали товарищи из органов и увезли председателя колхоза и маму, которая была завскладом. Прямо босу из дома забрали, ночь продержали в кутузке, потом, слава Богу, отпустили.

Ведра с молоком за несколько верст носила на коромысле

Так что взрослеть приходилось быстро, все лето ребятишки пропадали на колхозных работах, а после пятого класса девчушка пошла в колхоз работать. Доила коров, а потом за несколько верст на коромысле носила молоко в соседнюю деревню, где находился сепаратор. По пути еще и уроки повторяла – хотелось получить образование. Когда подросла, поступила в музыкальное училище, но опять пришлось вернуться в родную деревеньку – нужно было маме помогать. Правда с культурой она долго шла по жизни: выступала в самодеятельности, была заведующей клубом, а потом еще 15 лет работала там техслужащей, каждый день протапливала пять здоровых печей.
 
Нашла судьбу у колодца

Ну и дело молодое, прямо на деревенской улочке встретила своего суженого-ряженого. Пошла как-то на колодец за водой, а там стоят несколько парней – приезжие лесорубы. Слово за слово – познакомились, приглянулся ей один из них, потом Андрей на три года ушел в армию, она его дождалась и стала Паша Саратова Веденькиной. Пожили немного в другом районе и приехали на родину жены – в то время здесь действовал промкомбинат, была работа, молодой семье даже выделили пусть скромный, но свой угол.
Дети пошли, один за другим - Бог дал четверых, пришлось думать о доме попросторнее, уже было сруб и доски заготовили для строительства, да тут узнали, что продается хорошая изба в центре села. Решили ее купить, для этого продали стройматериал, нетель, брат из Ленинграда (профессор) прислал 400 рублей, вот так с миру по нитке набрали нужные 2050рублей и справили новоселье. Из этого дома один за другим вылетели все четверо, да и разъехались, одного даже в Белоруссию занесло. А потом не стало мужа - инсульт и вот уже 15 лет старушка единственный обитатель этого дома.

Бабушка - летописец

Я поражаюсь жизнелюбию и стойкости 90-летнего (!) человека, который живет и в одиночку управляется в неблагоустроенной избе. Все удобства у бабушки на улице, за водой ходит на водопроводную колонку, приходится готовить дрова, топить печь и баню, прибираться, готовить кушать, ухаживать за огородом. Прасковья Емельяновна все делает сама, обычно ветеранам помогают социальные работники, она же справляется самостоятельно, хотя дети, внуки помогают. Сухонькая, энергичная бабуля постоянно в движении. Вот и скотину держит, чтобы «не засидеться» и, судя по всему, отказываться от нее не собирается – говорит, что вчера купила девять мешков зерна.
Встаю рано, рассказывает бабушка, хлопочу по хозяйству, кормлю живность, каждый день хожу в магазин, готовлю - на этот счет старушка мастерица, вот и меня угостила марийскими подкоголями. Диет никаких не соблюдает, ест все, что хочется, зарядку не делает. В гости ходит редко – говорит некогда. Телевизор смотрит, все больше политические ток-шоу–иной раз до полуночи сидит у «ящика». По разговору чувствуется, что хозяйка дома человек политизированный, говорит, что с уважением относится к Путину – «толковый мужик». Еще одна слабость Прасковьи Емельяновны – дневники – в толстые амбарные книги она много лет записывает все, что происходит в селе и в мире. Их у нее целое собрание. Не могу уже без этого, разводит руками старушка, каждый день пишу и пишу.

Читайте также

Комментарии (2)

   
местный
0 0
дай бог здоровья бабуле
08.11.2017 18:14 Ответить
Ursulla
0 0
Удивительная женщина!
14.11.2017 16:44 Ответить
Загрузка...

Коротко

Архив материалов

Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
       
23 24
25 26 27 28 29 30  

Новости компаний

Больше новостей
bool(true)