Как внук писаря Красной Армии «тайны» двух семей открыл и решил памятник построить
Array
(
    [!SECTION_ID] => Array
        (
            [0] => 558
        )

)
1
1
Память, не стертая жерновами / Как внук писаря Красной Армии «тайны» двух семей открыл и решил памятник построить
Марий Эл 21.11.2018 08:01 270

Жители Марий Эл собирают средства на памятник жертвам репрессий 1930-х годов, который установят в деревне Большой Шоръял - на родине главного юрисконсульта Министерства автомобильной промышленности СССР Василия Дмитриева.

Красноармеец-кулак

Сбором средств занимается автор идеи Юрий Петров. Вот уже три года, как он собирает информацию о своем репрессированном деде Петре Яйцове. Сидит в архивах, встречается с родственниками, вскрывает неизвестные ранее страницы.

- Мой дед - Яйцов Петр Николаевич был раскулачен, репрессирован и расстрелян в 1930 году, - рассказывает Юрий Захарович. – До революции он работал на почте в Морках, затем в Козьмодемьянском уезде, а в феврале 1917 года был призван в армию. Служил в Казани в марийском национальном отделении Красной Армии писарем. Был ранен. В мае следующего года создал первый в Моркинском кантоне сельский совет. А спустя шесть лет представлял кантон на сельскохозяйственной выставке на ВДНХ вместе, например, с Валерианом Васильевым (основоположником марийского языкознания, именем которого назван Марийский научно-исследовательский институт. – авт.).

По словам Петрова, эти факты он отыскал в Государственном архиве РМЭ и ФСБ. Многие годы они были скрыты.

- Я помню слезы матери, ее воспоминания об аресте ее отца – моего деда. Его увели, и больше она о нем ничего не знала, - с горечью говорит Петров. – Будь мама сейчас жива, я бы все, что узнал, ей рассказал.

DSC_6376.JPG

Юрий Петров.

20181119_105404.jpg

Копия описи имущества гражданина села Семисола Петра Яйцова. 6 марта 1930 года. Предоставлена внуком Петра Яйцова Юрием Петровым. Любопытный факт: наряду с постройками, домашними животными, утварью и личными вещами была описана семейная библиотека в 130 книг, которую оценили в 25 рублей. Столько стоила, например, баня или пять овец.


Из Морков на самолете

Изучая архивы, Юрий Петров открыл для себя имя Василия Дмитриева. Впервые, рассказывает, услышал о земляке еще в 2011 году от родственников и заслуженного юриста Марий Эл Леонида Кугергина, когда в Большом Шоръяле отмечался День деревни. И выяснил, что человек был высокого полета.

- Дмитриев окончил два факультета МГУ в Москве – рабфак и юрфак, - рассказывает Юрий Захарович. - В 1926 году наш председатель облисполкома Петров Иван Петрович взял его юристом в Представительство Марийской автономной области при ВЦИК, где позже он стал заместителем председателя. Это он 6 ноября 1927 года, когда в Корте встречали первый для марийской столицы поезд, представлял ВЦИК. А год спустя приезжал в Шоръял к родителям на праздник Сурем (Петров день), и несколько часов он – человек из Москвы выступал перед народом: ни радио, ни уж тем более телевидения тогда ведь не было.

По словам Петрова, Дмитриев подарил в тот приезд отцу костюм-тройку, а матери – большой платок. Платок до сих пор хранится у дочери родной сестры Василия Дмитриева - Людмилы Николаевны Черняевой. Любопытно, но в памяти людей осталось, как Дмитриев покидал Шаръял: до Морков на тарантасе его отвез отец, а туда за ним прилетал легкомоторный самолет.

Однако спустя всего два года семью раскулачили. В первый раз Дмитриев родителей защитил, во второй – не смог и, лишившись работы во ВЦИК, ушел на автомобильное предприятие, где… начался его рост до должности главного юрисконсульта Министерства автомобильной промышленности СССР.

семья Дмитриева.jpg

Семья Василия Дмитриева.


Администрация дала добро

- Меня, как внука кулака, как сына, видевшего слезы матери, и как человека, желающего, чтобы никогда не повторился тот ужас, то страшное и дикое время репрессий, и подвигло установить памятник, - говорит Юрий Петров. – Он будет посвящен всем репрессированным людям Моркинского района.

На установку стелы памяти жертв репрессий в деревне Большой Шаръял есть решение администрации Семисолинского сельского поселения.

Эскиз стелы Петрову помогли нарисовать студенты Художественного училища. А идея разместить на стеле жернова мельницы, которые олицетворяют перемалывающие людей как зерно жернова репрессий, принадлежит, по словам Петрова, заслуженному художнику России Ивану Ямбердову. Жернова будут находиться в нижней части памятника, здесь же разместится мемориальная доска всем репрессированным. Памятную доску Василию Дмитриеву расположат в верхней части.

20181119_105431.jpg

На сегодня залит основательный фундамент будущей стелы – около 120 см в глубину. Сам памятник будет 2,5 метра высотой. Собраны на строительство 17 тысяч рублей - помогли руководители частных фирм Моркинского района и родственники репрессированных. Кирпичи на сумму 9000 рублей обещал привезти предприниматель Сергей Ильин. По подсчетам автора идеи, весь памятник с благоустройством территории обойдется в 50 с лишним тысяч рублей.

- Эти деньги - чисто народные пожертвования, а мой труд – мой долг, - говорит Петров. – Для меня важно памятник построить и сохранить память для будущего поколения. В нашей деревне 50 лет назад 80 домов было, люди до 70 коров пасли, колхоз-миллионер «Большевик» работал. Сейчас 26 жилых домов осталось и только пять коров. Деревня исчезнет, мы уйдем, а память о людях останется.


Комментарии (0)

   
Загрузка...

Коротко


Архив материалов

Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
         
13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Новости компаний

Больше новостей
bool(true)