Нас называли «смертниками»: воин-интернационалист из Марий Эл рассказывает о своей службе в Афганистане
Array
(
    [!SECTION_ID] => Array
        (
            [0] => 558
        )

)
1
1
На границе со смертью
Общество 28.05.2018 13:43 1875

Пограничник Вячеслав Торопов после боевой операции в Афганистане уже тридцать лет живет с осколками в голове

Долгое время участие советских пограничников в боевых действиях в Афганистане тщательно скрывалось, впрочем, как и многое из того, что так или иначе было связано с афганской войной.

«Смертники»

- Мы летали на задания без документов, опознавательных знаков, - рассказывает бывший пограничник Вячеслав Торопов. – В Союзе нам запрещалось говорить, что мы, пограничники, были там, в Афганистане.

По ту сторону границы. (Фоторепродукция дембельского альбома Н.Кулишовой)

Сегодня это уже не является тайной. Хотя многие по-прежнему не знают, что советскую границу с Афганистаном в те годы пограничники защищали в прямом смысле. В ходе боевых операций уничтожали бандформирования, оказавшиеся возле границ СССР ближе, чем на 100 километров.

- Нас называли «смертниками», - продолжает Вячеслав, который служил в Термезской десантно-штурмовой мотоманевренной группе (ДШ) со дня ее создания в 1988 году. Ее бойцы всегда были в самом пекле, уничтожая банды до последнего.

Романтика дозора

Пока Славка воевал - десантировался под пулями с боевых вертолетов, бросался в рукопашную, «зачищал» кишлаки, изнывал от жары и жажды, в родной деревне Зиновьево Юринского района все были уверены, что он, как обычно ходит в дозоры с собакой – с чего и начиналась его срочная армейская служба.

Впервые он надел зеленые погоны в Забайкалье. В Даурском погранотряде был «собачником» - вожатым служебной собаки. За несколько месяцев, что провел на советско-китайской границе, сполна познал и проникся особым смыслом службы.

- Это не только дисциплина, но и некая романтика, - рассказывает Вячеслав Викторович. – Как тогда говорили: не каждому дано право ходить по последним метрам русской земли.

Лучшие из лучших

На заставе служили, действительно, избранные. Спецорганы отслеживали, чтобы туда попадали только проверенные во всех отношениях ребята. Это и понятно: рубежи родины, как и оружие с боевыми патронами должны находиться в надежных руках.

- Поэтому и дедовщины у нас не было, - продолжает Торопов. – Старослужащие не наезжали, наоборот, учили, подсказывали. Когда я стал старшим пограннаряда, подчинялись мне.

В Афган брали лучших из лучших. (Фоторепродукция страницы дембельского альбома Н.Кулишовой).

В Афган – за идею

Эта доведенная до автоматизма выучка и полное доверие друг другу не раз выручали их позже, когда забайкальские пограничники-добровольцы в составе только что сформированной ДШ прибыли в Термез. Встретившая их здесь жара, от которой некоторые падали в обморок, как оказалось, была самым легким испытанием.

Затем начались долгие дни усиленной подготовки: 30-километровые марш-броски с полной боевой выкладкой, «десантирование» с деревянного вертолета, построенного на полигоне в целях экономии. Здесь молодые ребята, выросшие на подвигах дедов и рвавшиеся в Афган за идею, как им казалось, сполна освоили науку воевать.

Он хотел жить

И все же первый бой внес «свои коррективы». Вячеслав Торопов запомнил его на всю жизнь, потому что здесь он, необстрелянный солдат, впервые столкнулся со смертью.

- Мы с Вовкой лежали с пулеметом. Духи идут, а он молчит, не стреляет. Я стащил его с насыпи, а ему пуля попала в голову. Каску снял с него, а там месиво. Меня затрясло, заколотило всего, вот тогда один-единственный раз пожалел, что сам попросился в Афган, - признается Вячеслав Викторович. - Мысли пролетели за несколько секунд, пока я Вовке голову обвязал и укол обезболивающий ставил. Потом потащил его к вертолету. Он еще живой был, говорил: «Славка, я жить хочу!»...

Тот бой стал настоящим боевым крещением для Термезской ДШ. И, как говорит Вячеслав Торопов, ее «зауважали» в войсках.

Каждый вылет мог быть последним. (Фоторепродукция страницы дембельского альбома. Н.Кулишовой).

Термезская ДШ

Много позже, когда война в Афганистане осталась в прошлом и жизнь в стране вошла в привычную колею, когда появился Интернет, а вместе с ним и возможность общения, пограничники Термезской ДШ по крупицам собрали ее историю, восстановили события и факты. И самой яркой страницей в ней стала операция «Возмездие». За участие в ней Вячеслав Торопов был награжден орденом Красной Звезды.

Но не только высокая боевая награда напоминает ему о том страшном бою.

- Вечером 8 марта 1987 года духи подошли к пограничной реке и из минометов обстреляли наш, советский город Пянж, - рассказывает Вячеслав Викторович. – Были потери среди мирного населения, но в основном снаряды упали на расположение пограничного отряда.

Операция «Возмездие»

Это был беспрецедентный случай. Термезскую ДШ подняли на ликвидацию банды, но она уже успела уйти. Правда, недалеко. Погрангруппа накрыла ее на следующий день. Вертолет, в котором находился Торопов, был подбит и не смог долететь до назначенного места.         

- Мы произвели вынужденную посадку, прямо духам на голову, и сразу начали отбиваться, - продолжает он. – Это была мясорубка.

Их было 14, но они уничтожили около 60 боевиков. Большинство из них получили ранения, в том числе и Вячеслав. Он до сих пор в мельчайших подробностях помнит все происходившее до того, как потерял сознание. Позже ему рассказали, что он мог тогда погибнуть: второй вертолет, прилетевший за ранеными, сгорел и только по счастливой случайности в него не успели загрузить Вячеслава.

После госпиталя с однополчанами. (Фоторепродукция страницы дембельского альбома. Н.Кулишовой).

Осколки остались

Три недели он пролежал без сознания. Врачи уже не верили, что парень выживет, собирались вызывать родных.

- А я очнулся в реанимации, сначала ничего не понял: из носа – трубки, вся челюсть разворочена, глаза нет, - вспоминает он сегодня.

Около шести месяцев провел в госпитале Вячеслав. Врачи сделали все возможное. Не смогли только вернуть ему прежнее лицо и избавить от осколков в голове, так и живет он с ними до сих пор.

Впрочем, для родных было огромной радостью, что каким бы ни был, но вернулся сын и брат домой живой. Да и он сам так соскучился, что буквально за сутки добрался до родных мест из Таджикистана, благодаря пограничному братству, обеспечившему ему, порой вопреки всем правилам, «транзитный перелет». То-то праздник был в деревне!

У пограничников особая гордость

Теперь военную форму Вячеслав Торопов надевает лишь по большим праздникам. Сегодня он очень многое из своего боевого прошлого вспоминает с легкой улыбкой. И без стеснения признается в том, что после возвращения пытался спиртным заглушить боль и обиду за перекошенное лицо - стеснялся его, то прятался, то в очках ходил.

Но, к счастью, вовремя остановился, потому что был и есть в нем особый стержень, ставший со временем только тверже. Из армии Торопов вернулся коммунистом, успешно закончил совхоз-техникум, откуда ушел на службу, а потом и женился, и стал отцом.

Но осталось неизменным одно – гордость за родные пограничные войска, верность друзьям и сослуживцам. Для них любовь к Родине – не громкие слова. Она вмещает и малую родину, и несколько километров границы, пройденных вдоль и поперек, и отдаленную заставу, и клочок выжженной афганской земли, политой потом и кровью.

Комментарии (0)

   
Загрузка...

Коротко


Читатели обсуждают

Архив материалов

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Новости компаний

Больше новостей
bool(true)